GRACERS FB pixel some alt

Услуги с перекрестным использованием различных областей права значительно помогают доказать невиновность клиента

— Сергей, как изменился за этот год спрос на услуги практики White Collar Crime, в которой Вы отмечены среди лидеров?

— Спрос на эти услуги стабильно растет. Прежде всего, в этом виновата рецессия. Государству необходимо пополнение и получение так называемых учетных средств в бюджет, и один из приоритетов, как мы видим в СМИ, он видит в том, чтобы возмещать преступления, причиненные коррупционными действиями прошлой власти. Государство почему-то считает, что именно это источник дохода для наполнения государственного бюджета. И честно говоря, правоохранительные органы в последнее время работают именно над этим вопросом, а не над законностью расследования и доказательством вины.

— Людмила, какие глобальные тренды в практике разрешения споров Вы могли бы отметить?

— Прогнозировать в сегодняшние сложные времена очень трудно, однако глобальные тренды рисуются в т.ч. этими прогнозами. Если раньше ситуация в судах не позволяла быстро и качественно предоставить клиенту желаемый результат, поскольку были массовые увольнения судей, переаттестации, которые тоже отмели большую часть судебного корпуса, то сейчас, во времена пандемии, суды иногда банально идут на уловки, закрываются, но не потому, что они так хотят, а за неимением работников, которые тоже должны защищаться от коронавируса. К сожалению, бывают ситуации, когда либо вообще невозможно попасть в суд, либо заседания назначаются к середине 2021 г. Поэтому глобальный тренд — внесудебное, досудебное урегулирование споров, сейчас развивающееся менторство, которое мы используем в своей практике, особенно в семейных спорах — там, где людям достаточно легко объяснить, что урегулировать спор договором, заверенным нотариально, легче, чем иногда годами в суде добиваться решения.

— Как вы видите и оцениваете развитие ваших практик в ближайшее время?

Сергей: — Наши планы достаточно радужны — мы планируем в следующем году получить еще больше поводов для празднования достижений, чем в этом году, и я надеюсь, что мы не только останемся в том объеме, в котором мы сейчас, но и сможем расти дальше.

Людмила: — Хотелось бы смотреть на этот вопрос оптимистично. Думаю, что мы будем развивать решение дел во внесудебном порядке. Мне кажется, в дальнейшем ситуация в судах не улучшится и может стать даже хуже, ведь никаких положительных месседжей об изменениях руководство государства не дает. Когда в 2011 г. я только пришла работать в судебную систему, тогда уже постоянно были разговоры о реформе. Прошло 8 лет, эти разговоры продолжаются, а на выходе мы видим то же самое: судьи увольняются, остающиеся не выдерживают нагрузки. Несколько лет назад я почувствовала, как это — печатать проект по проекту, решение по решению. Это сложно. В начале моей карьеры у судей было время рассмотреть каждое дело, изучить каждую деталь, а сейчас их загнали в такую ситуацию, что они, как пишущие машинки, должны выдавать решения по решению.

— Как вы организуете процесс взаимодействия с клиентами? Как привлекаете новых?

Сергей: — Для привлечения новых клиентов можно производить только одно — хорошо выполнять работу для стариков. Это на сегодняшний день работает как способ получения новых клиентов и новых дел. Еще одним путем является попытка предоставить рынку качественно новые услуги, обеспечивающие перекрестное использование различных отраслей права, что в результате помогает доказать невиновность клиента. В практике White Collar Crime комплексный подход к делу не только в одном направлении — то, что мы стараемся продавать как продукт и благодаря этому привлекаем новых клиентов.

Людмила: — В практике разрешения споров все достаточно просто: нужно максимально понятно объяснить клиенту, какие возможности у него есть. Поэтому построение отношений базируется, в первую очередь, на том, чтобы сказать клиенту правду, показать худшие стороны того, что может быть, не обещать золотые горы. и короткие сроки, если речь идет о судебном споре. В нашей ситуации даже банальные семейные споры иногда повинуются по 2 года. У меня, к сожалению, есть кейс, когда за 2 года заседания были назначены только 2 раза. В 2019 г. мы обратились с этим спором в интересах истца и на 2021 г. получили отложения.

— На сайте Gracers указано, что вы оказываете клиентам круглосуточную поддержку. Это действительно так? Как построен режим работы адвокатов?

Сергей:— У каждого клиента есть руководитель практики, отвечающий за ведение дела. Есть клиенты, которые могут общаться только после 23 часов и знают, что мы всегда можем им помочь. На мой взгляд, это азы криминальной практики — мы должны быть на связи 24 часа, потому что когда будут маски-шоу, никто предсказать не может. И действительно, полчаса — и мы уже у клиента после вызова.

— С какими запросами сейчас чаще всего к вам обращаются? Изменились ли эти запросы за последний год?

Сергей: — Да, изменились. Увеличились запросы защиты от действий антикоррупционных органов (в т.ч. НАБУ) и расследования налоговых дел, поскольку, несмотря на запрет проверок, количество таких дел растет. Есть и другая тенденция — развитие этих направлений увеличивается, растет запрос о незаконном расследовании дел со стороны ДБР, СБУ, полиции, особенно в экономической плоскости, и так называемых «маски-шоу» и «наездов» со стороны правоохранительных органов. Не знаю, с чем это связывать — или с тем, что органы находятся в постоянной реформе, действительно ли понемногу проявляется ситуация с правовой точки зрения, но факт остается фактом. То, о чем хочется кричать — увеличение жалоб по несоблюдению норм процессуального законодательства со стороны работников НАБУ по очень многим делам и отсутствие реальной возможности обжаловать такие действия в соответствующих органах ВАКС.

Людмила: — Примечательно, что сами клиенты иногда уже приходят с запросами о внесудебном урегулировании споров, когда достаточно только связаться с адвокатом другой стороны, согласовать какие-то вопросы и нормы в договоре, и на этом клиент остается удовлетворен.

— Вы позиционируете себя на рынке как бутиковая компания. Насколько сложно конкурировать с юрфирмами полного цикла?

Сергей: — На эту тему часто дискутируют, и мнения разные. Есть коллеги, которые видят преимущество именно в бутиковости. Это как сравнение Давида и Голиафа — у каждого из них есть свои преимущества и возможности, и кто из них их использует более эффективно, тот и будет выигрывать. Это не значит, что, как в этой легенде, всегда выигрывает Давид. Если компания полного цикла имеет большую экономическую способность на проведение тех или иных действий, то бутиковой будет сложно с ней конкурировать, если она запустит все свои возможности для одного клиента. Не считая того, бутиковая компания может предоставлять такие специальные сервисы, о способности которых велика и не догадывается. Поэтому, по моему мнению, в отдельных сложных случаях крупные компании вынуждены обращаться к специализированным бутиковым, что и происходит на рынке постоянно.

— От решения каких дел вы получаете профессиональное удовольствие?

Сергей: — Это дела, в которых удалось добиться результата, когда клиент приходит и говорит: это продукт или результат, который я хотел получить. Да, все дела сложные, в них необходимо придумывать «фишки», которые еще не использовались, и если они прибегают, это та доза адреналина, которая дает воодушевление на следующий день идти на работу.

Людмила: — Мне нравятся проекты, в которых нужно задействовать сразу несколько сфер, несколько юристов. К примеру, то же WCC, банальное дело — мошенничество, в котором у нашего клиента рейдерским способом отобрали предприятие. События этого кейса происходили в 2015 г., пришлось разгребать всю документацию клиента за последние 5 лет. Мы инициировали не только уголовное производство по мошенническим действиям, но и подали ряд исков в хозяйственном и административном порядке. Самые интересные кейсы — когда сразу работаешь в нескольких направлениях и при этом развиваешься, изучаешь что-нибудь новое.

— Сергей, Ваш опыт работы в органах прокуратуры помогает в частной практике?

— Очень помогает. Пожалуй, этот опыт и есть то, что позволяет нам быть особенными на рынке и предоставлять не классический продукт защиты, а достаточно комплексный подход, поскольку понимание того, как все происходит с другой стороны, реально помогает. Предыдущий опыт работы накладывает отпечаток и меняет взгляд на ситуацию. Довольно часто мой взгляд и взгляд коллег, которые являются классическими процессуалистами, отличаются, и когда мы объединяем усилия, это дает неожиданный результат.

— Недавно на одном из форумов Вы отмечали, что начало реформы прокуратуры показало существенные нарушения. Какие рекомендации Вы дали бы для того, чтобы эти нарушения устранить, и реформа состоялась качественно?

Сергей: — Реформа уже завершается. Моей рекомендацией было бы довести ее до логического конца и начать работать с чистого листа. Если мы начнем в третий, четвертый раз реформировать, никакие рекомендации уже не помогут — это будет полное разрушение того, что можно было сохранить в том виде, в каком оно есть на сегодняшний день.

— Не считаете ли Вы, что сейчас прокуратура с точки зрения профессиональных знаний и навыков слаба по сравнению с адвокатурой?

Сергей:— Однозначно здесь нет другого ответа. На сегодняшний день результаты всех состоявшихся реформ показывают, что уровень государственного обвинения в стране значительно снижен по сравнению с адвокатурой за счет вливания в последнюю кадров, которые уволены из органов прокуратуры. Это на сегодняшний день опытные кадры, работавшие на должном уровне, и сейчас они встали рядом с адвокатами. А уровень прокуроров, только что вставших с ученической скамьи, которых некому учить, — на сегодняшний день полон минус. Пожалуй, для нас это хорошо, поскольку позволяет еще более эффективно осуществлять защиту, однако с точки зрения государства это очень спорный вопрос.

— Большинство придерживается мнения, что государственные правоохранительные органы играют нечестно по отношению к бизнесу. Наблюдали ли Вы такую тенденцию? Как вы можете оценить нынешнюю ситуацию с защитой бизнеса? На что жалуются клиенты?

Сергей: — Да, такая ситуация однозначно наблюдается, поскольку есть спрос на защиту бизнеса и White Collar Crime. Вряд ли эта тенденция остановится в 2021 г. — сомневаюсь, что «дыра» в бюджете, который необходимо закрывать, уменьшится, думаю, только увеличится. И бизнес должен защищать себя сам, варианты защиты со стороны государства я не вижу вообще. Даже инструменты, которые были раньше и работали несовершенно, на сегодняшний день не работают — например, институт защиты от рейдерства Минюста.

Людмила: — Больше клиентов беспокоит количество проверок, в т.ч. те, на которые сейчас наложен мораторий, однако, к сожалению, наши государственные органы это не останавливает. В эпоху пандемии, когда нечем платить зарплату сотрудникам и принимаются решения об освобождении людей, отказе от торговых площадей, приходит трудовая или налоговая служба и начинает трусить» предприятие. Поэтому больше всего жалоб клиентов именно не бесконечность проверок: заканчивается одна — начинается другое.

— Поделитесь самым интересным делом по Вашему опыту за последний год.

Сергей: — Не достаточно многоходовое дело: у женщины во время развода неустановленные перерегистрировали ее дом на других лиц. Она об этом узнала чуть позже и обратилась к нам. Удалось достаточно эффективно принять меры с точки зрения уголовной правозащиты, и уголовное производство было открыто достаточно быстро как для правоохранительных органов. Более того, они среагировали быстро — наложены аресты, произведены обыски, изъяты документы, на основании которых были подделаны документы по реализации имущества, и все это заняло 2 недели. Все материалы собраны вместе, переданы комиссии по противодействию рейдерству и регистрационной службе, в течение 3 недель проведено заседание, заместитель министра как председатель комиссии осудил действия обоих нотариусов, участвовавших в этих действиях, но вопрос о подделках не стоял. 2,5 месяца после этого заседания мы как законопослушные лица ждали, а затем получили решение, в котором полностью отказано в рассмотрении вопроса, а все действия нотариусов признаны законными. Результат всех принятых мер, кроме решения комиссии, привел к тому, что на сегодняшний день имущество возвращено законной владелице и ущерб возмещен в полном объеме. Для нас это интересная практика и положительный результат помощи человеку.

Людмила:— Для меня всегда более интересны уголовные дела и те, в которых необходимо задействовать несколько сфер. Выделить для себя какое-нибудь конкретное дело, к сожалению, не могу, абсолютно все дела за последний год чем-то вдохновляли, давали возможность научиться новому.

— Существуют ли для Вас определенные профессиональные табу?


Сергей: — Наверное, нет. Если это нужно для защиты клиента, я сделаю все. Но есть вопросы, в которых я не согласен с отдельными коллегами относительно проведения определенных процессуальных действий или взаимодействия с правоохранительными органами. Считаю, что всегда, кроме того, что мы профессионалы, следует помнить, что мы — люди и соответственно общаться. По-моему, это всегда помогает в общении с коллегами, следователями, детективами — просто следует выстроить с ними личный контакт. Поэтому я против так называемых цирковых номеров при проведении процессуальных или следственных действий в судебных заседаниях. Я за компетентное разбирательство, несмотря даже иногда на несколько обвинительный взгляд со стороны судьи. По моему мнению, «цирковые номера» не те эффективные средства защиты, которые могут принести стратегический результат, поэтому я стараюсь этого не делать. Но не скажу, что это табу — когда это будет необходимо, вероятно, мы это сделаем.

Людмила: — Всегда на первом месте должна быть человечность, взаимоуважение и взаимопомощь.

— Какие ценности в работе у команды Gracers?

Людмила: — Что касается ценностей, думаю, каждый член команды однозначно понял, что всегда необходимо мнение коллег. Иногда, спрашивая ее, ты сам начинаешь смотреть совершенно по-новому на кейс, с которым работаешь, поэтому самая большая ценность, в первую очередь, в командной работе над делами.

Задать вопрос
Мы поможем решить ваши проблемы
Все новости